Понедельник, 23.07.2018, 06:24 | Приветствую Вас Гость

Технический надзор систем отопления

Главная » 2018 » Июль » 5 » В России наконец-то появились признаки экономического возрождения
03:07
В России наконец-то появились признаки экономического возрождения

Возможно, Россия наконец-то достигла поворотной точки. Спросите Евгения Пескина, вице-президента московской информационно-технологической компании ?IBS Group?. По его словам, спрос на компьютерную технику растет со скоростью - 17% в год. Спрос на компьютерные услуги вырос почти на 30%.

?С 1990 г. события происходили с умопомрачительной скоростью, - говорит он. - Но в последние два года резко изменились методы бизнеса в России?.

Спросите Юрия Неваду. Его Всероссийский центр изучения общественного мнения измеряет оптимизм российских семей. В этом году этот индекс поднялся до 35%, это самая высокая точка за всю историю индикатора.

?Улучшились все рейтинги потребительского поведения и социального поведения, - сказал он. - Жизнь среднего человека гораздо лучше, чем два года - или даже несколько месяцев - назад?.

Андрей Илларионов, прогрессивный кремлевский экономический советник, часто прописывает более горькие экономические пилюли, чем его коллеги и часто оказывается прав. Он предпочитает не торопиться с выводами.

?Если начать проводить неправильную экономическую политику, то в относительно короткое время можно перечеркнуть все эти достижения, - сказал он. - Это как езда на велосипеде. Необходимо жать на педали каждый день?.

На протяжении большей части последнего десятилетия страна быстро катилась в никуда. После развала коммунизма большая часть Восточной Европы пережила короткий период хаоса, а потом помчалась в сторону процветания и демократии в западном духе. Россия в это время переживала один кризис за другим. Некоторые говорили, что страна слишком велика, чтобы ее реформировать, другие, что она слишком инертна или слишком коррумпирована.

Скорее всего, было просто слишком рано. Осенью появилось множество признаков того, что Россия наконец-то достигла той критической точки, до которой Восточная Европа добралась в середине девяностых: стала растущим, политически стабильным, многообещающим государством.

Российские эксперты считают, что во многом это произошло благодаря усилиям президента Владимира Путина, который установил жесткий порядок в российском хаосе, начал проводить рыночные бюджетные и социальные реформы. Ему помог крах российской экономики 1998 г., когда рухнул переоцененный рубль, закончился период господства на российских рынках импортных товаров, практически исчезла оппозиция перестройке экономики.

Но российский народ тоже заслуживает похвалы, поскольку начал усваивать уроки капитализма после того, как талант и тяжелый труд стали такой же быстрой дорогой к богатству, как политические связи и наемные головорезы.

?Очень изменилось то, как люди говорят о бизнесе - о производстве товаров, продаже услуг, оплате, деньгах, - говорит Аллан Херст, президент российского представительства ?Ситибанка?. - Это бизнес, в отличие от того, что было до кризиса, когда было много беготни и химер без серьезного содержания?.

Большую часть девяностых Херст работал в Польше, лидеры которой проводили тяжелейшие экономические и политические реформы в начале десятилетия, чтобы создать условия для роста. По его словам сегодня Россия находится там, где Польша была в 1993-94 годах, за год-два до того, как в стране начали происходить стремительные положительные социальные и бюджетные изменения. По словам Херста, Россия может находиться на взлете ренессанса в польском стиле.

Как и Илларионов, который боится, что Россия перестанет жать на педали и откатится назад, многие эксперты не уверены в том, что в стране происходят изменения. Кристоф Руэл, московский представитель Мирового банка, называет себя оптимистом, но не уверен в том, что российская экономика - зависящая от крупной промышленности, мало полагающаяся на малый бизнес, основной двигатель экономического роста в остальных странах - сможет вытащить нацию из экономической колеи.

?В Польше, в Чешской республике, в Венгрии 60% населения занято в мелких и средних предприятиях?, - сказал он. Это вполне сравнимо с Западной Европой. ?В России менее 30%?.

Есть и другие предупреждения. Пока российское возрождение по большей части ограничивается крупными городами, такими как Москва и Санкт-Петербург. Отчасти это связано с тем, что в отсутствие банковской системы деньги не могут найти себе хорошего применения. Руэл замечает, что рейтинг двухсот лучших российских компаний почти не изменился с 1998 г. По его словам, это говорит о том, что бизнес гораздо менее динамичен, чем можно подумать, посмотрев на переполненные магазины. ?Это говорит о том, что происходит очень мало структурных изменений?.

Но россияне не соглашаются. Впервые с обретения независимости они вкладывают серьезные средства в свое будущее.

Один из показателей - отток капитала, скорость, с которой прибыли выводятся в оффшорные банки и другие заграничные безопасные убежища, а не возвращаются в экономику. Чем меньше люди верят в будущее, тем быстрее убегают деньги. В июле 2000 г. из страны убежало примерно $1,9 млрд. В июле этого года, по оценкам московского инвестиционного банка ?Ренессанс Капитал?, капитал утекал с интенсивностью всего 700-900 млн. в месяц.

Банкиры замечают, что россияне начали возвращать деньги в экономику. ?За последние двенадцать месяцам из оффшоров вернулось около $3,8 млрд, и это лишь те сделки, о которых мы знаем, - говорит глава отдела кредитных исследований ?Ренессанс?. - Очевидно, что у россиян появляется ощущение стабильности экономической и политической ситуации?.

?Они чувствуют, что если у них есть активы, их не отберут государство или конкуренты. У них есть стимул развивать эти активы?.

После продолжавшегося восемь лет подряд спада в 1999 г. объемы инвестиций начали расти, а в 2000 и 2001 г. резко взмыли вверх. В 1998 г., после обвала рубля импорт стал слишком дорог, появился огромный, совершенно новый рынок для внутренних товаров.

Однако в общей картине есть недостатки.

Во-первых, спрос со стороны россиян на потребительские товары все активнее подпитывает экономический подъем, но основой промышленности являются крупные экспортеры нефти, никеля, леса. Некоторые эксперты потеряли надежду на то, что Россия когда-нибудь сможет стать развитой экономикой, если основным источником дохода будут природные ресурсы.

Нефть и газ обеспечивают большую часть российских экспортных и налоговых прибылей, что готовит почву для экономического кризиса в случае снижения цен, а это вроде бы уже начало происходить. Илларионов утверждает, что это не плохо. Он считает, что меньшая зависимость от нефти заставит Россию активнее конкурировать в других сферах и более разумно тратить деньги.

Крупные российские инвесторы - тоже не Хорацио Элджеры (Хорацио Элджер, популярный американский писатель 19 века. Писал мало отличающиеся друг от друга книги о том, как благодаря честности, жизнерадостности и тяжелому труду бедные юноши становятся богатыми. Примечание ?Инопрессы?). Подавляющее большинство из них - российские олигархи, сколотившие миллиарды и обрекшие на бедность миллионы бедных россиян, отобрав у правительства активы после развала Советского Союза.

Сейчас они занимаются лихорадочным шоппингом, покупают фермы, машиностроительные предприятия, заводы автомобильных двигателей, нефтяные компании, птицефермы, заводы по изготовлению телевизоров, операторов мобильной телефонной связи, авиакомпании и т.д.

Это очень сильно напоминает те времена, когда олигархи завладели лучшими российскими активами, но, по мнению экспертов, на этот раз ситуация иная: магнаты вкладывают средства в недооценивающиеся, страдающие от управления в советском стиле сектора.

Их стратегия заключается в том, чтобы модернизировать бизнес. По случайному стечению обстоятельств именно в этом нуждается российская экономика.

?Три года назад они хватали активы, но не проводили никакой реструктуризации, - сказал московский аналитик ?Голдман Сакс? Эл Брич. - Это была чисто финансовая игра. Сегодня происходит консолидация собственности. Они управляют этими компаниями?.

Пескин может подтвердить, что эта стратегия приносит прибыли не только состоятельным олигархам. Сегодня многие компании хотят, чтобы их финансовые транзакции были чистыми. ?Я не хочу, чтобы меня обворовывали менеджеры среднего звена?, - сказал он.

Он сказал, что теперь бизнес нуждается в технологиях, потому что часто пользуется устаревшим компьютерным оборудованием.

В компании Пескина занято 1500 человек, она владеет счетами в 84 из 89 российских регионов и в США. Она даже начала нанимать программистов в далеком сибирском городе Омске, где в связи с развалом российского военно-промышленного комплекса очень многие инженеры остались без работы.

Бартерная экономика, когда-то господствовавшая в российской промышленности, исчезает. При стабильной валюте и растущем благосостоянии компаниям не приходится платить шинами за стальные трубы, кабелем за грузовики.

Национальная электроэнергетическая монополия РАО ?ЕЭС? когда-то получала живыми деньгами лишь одну пятую своих доходов; сейчас ей удалось довести эту цифру до 90%.

Никто не говорит, что Россия стала совершенно современной страной. Нация по-прежнему страдает от страшной сельской бедности, системы здравоохранения и социального обеспечения находятся в тяжелом положении, на восстановление - в во многих случаях полную замену - разваливающейся инфраструктуры придется потратить гигантские суммы.

Размер экономического падения советской экономики можно измерить в цифрах. По официальным данным в прошлом году объем ВВП составил $300 млрд. Это чуть больше, чем в Мичигане. Средний россиянин лишь начинает приближаться к тому уровню реальной заработной платы, которые существовал десять лет назад.

Но эти цифры могут ввести в заблуждение. ВВП не принимает в расчет гигантскую теневую экономику, которая постепенно выходит на свет по мере того, как улучшаются условия для бизнеса и налоговая система становится более рациональной. Не измеряется также то, что многое в России очень дешево. Если оценить товары и услуги по американским стандартам, то ВВП был бы ближе к $700 млрд.

И конечно, невозможно измерить потенциал, хотя многие пытаются. Центр Левады публикует ?индекс общественного настроения?. По шкале, где 100 является средней точки между пессимизмом и оптимизмом, в конце 1998 г. россияне сидели на отметке 58 пунктов. В сентябре индикатор составил 137.

?Это не рай, - сказал Пескин. - И не будет им еще долгое время. Но посмотрите на историю США. Это заняло два века, а нам приходится сжать все в десять лет?.

Просмотров: 17 | Добавил: grazimex1987 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Июль 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz